27 апреля 2007
8033

Владимир Исаков: Расчлененка. Кто и как развалили Советский Союз

Ново-Огарево - правительственная резиденция примерно в 35 километрах от Москвы. Изначально "Ново-Огаревым" называлась огромная старинная усадьба, расположенная в сосновом бору на высоком берегу Москвы-реки. Некогда часть ее принадлежала крупному российскому промышленнику и имела несколько великолепных строений. В глубине усадьбы расположен особняк старой каменной постройки в готическом стиле. После революции здесь жили руководители партии и государства, когда-то это была дача Ворошилова, затем - Хрущева, Черненко. В последние годы ее использовал М.Горбачев для "неофициальных" встреч с Р.Рейганом и другими руководителями Запада.
Ближе к Успенскому шоссе размещается двухэтажный дом приемов всего с одним кабинетом и спальней, но несколькими обеденными залами. На крытых и утепленных верандах дома приемов стоят огромные столы, за которыми можно разместить 70-80 гостей.
Почему выбор пал именно на Ново-Огарево? Добираться туда неудобно, глав республик приходилось привозить и увозить на автобусах. Но были и несомненные преимущества. Ново-Огарево, по замыслу организаторов, должно было стать символом "нового мышления", демократического подхода к формированию нового сообщества на осколках прежней империи, "российским Кемп-Дэвидом". Во-вторых, дом приемов хотя и не был совсем удобен для заседаний, но располагал всем необходимым для их обеспечения, включая хорошую кухню. Многие наиболее сложные вопросы находили продвижение за обеденным столом. Наконец, что тоже немаловажно, Ново-Огарево располагалось недалеко от загородной резиденции Президента СССР, что позволяло ему быстро добираться туда и обратно.
Именно в Ново-Огареве была назначена очередная встреча руководителей субъектов Российской Федерации по проекту нового Союзного договора...
День был душный, время от времени припускал дождь. Начиная с половины второго зашуршали шины автомашин. Они подвозили в Ново-Огарево лидеров республик, которые на это совещание уже прибыли в новом качестве руководителей полномочных делегаций... Приехали также союзные руководители - Лукьянов, Лаптев, Нишанов, Павлов, Язов, Бессмертных, Щербаков.
Как обычно, на пять минут в зал допустили прессу, затем журналисты отправились коротать время в маленькую ново-огаревскую гостиницу, дожидаясь вечернего перерыва и традиционной уже ночной пресс-конференции Горбачева.
В повестке дня совещания - пять вопросов, по которым были замечания и предложения республик: членство в Союзе, союзный бюджет и налоги, собственность, Верховный Совет, Конституционный Суд...
М.Горбачев (открывает заседание):
- Я вижу, у нас появилась одна тенденция: вот мы говорим - и, вроде, договариваемся, а расходимся - и начинаем размывать то, о чем уже договорились. Или же кто-то не высказывается откровенно и до конца. Сейчас пришло время полной ясности, и я прошу всех занимать какую-то позицию и четко ее обозначать. Я прошу также пойти навстречу друг другу и позиции эти согласовать. Если мы не придем к согласию в отношении Договора, разрушится и то согласие, которое с таким трудом найдено.
Мы должны подтвердить свою приверженность Союзу Суверенных Государств как федерации. Попытки товарищей подогнать проект под, скажем так, дохлую федерацию, дорого обойдутся стране.
Разрабатывая этот Договор, нам надо иметь в виду прежде всего судьбу Российской Федерации. Ее судьба в значительной мере определяет будущее Союза. Поэтому я еще раз повторяю: не может быть двух стандартов. Прочная Российская Федерация - основа прочной Союзной федерации. Я вижу, как товарищи в России переживают, что получится с РСФСР, и как они все делают, чтобы эта федерация была живой, функционирующей, а власть реальной. Но я хочу, чтобы и Россия четко и без оглядки поддерживала бы Союзную федерацию.
Я прошу все союзные республики дать возможность реализовать в Договоре то, что влечет суверенизацию бывших автономий. Но точно также автономии я прошу понять, что такое Российская Федерация. Нам нужно найти гармоничное решение.
Я не знаю, товарищи, до вас доходит или нет, но я уже чувствую опасные тенденции. Нам нужно быстрее завершить с Договором. Быстрее!..
Для беспокойства Горбачева, действительно, были серьезные основания. Обсуждение нового Союзного договора выявило клубок противоречий - не только между республиками и Центром, но и внутри республик - между краями, областями и автономными образованиями, между регионами и республиканским "центром". Наблюдая за агрессивными устремлениями республиканских лидеров, руководители автономий не без оснований опасались за свои права, статус и постоянно обращались к Горбачеву за защитой.
Д. Завгаев (Чечено-Ингушетия):
- Мы говорим: максимум прав союзным республикам. Может быть, это и правильно. Нужны сильные республики. Но нам прежде всего нужен сильный Союз, федеративное государство. Мы идем к рынку, намереваемся вписаться в мировой хозяйственный комплекс. Как же мы будем вписываться с аморфным союзным государством, которое сильные республики раскачивают, как хотят?
Теперь в отношении Российской Федерации. Двумя руками мы все "за". Мы - убежденные россияне и никогда не допустим развала Российской Федерации. Но надо, чтобы она была действительно федерацией, а не такой, как задумано в проекте так называемого Федеративного договора, подготовленного в парламенте России. Там говорится о разделении полномочий, но и речи нет о федерации.
М. Николаев (Якутия):
- Бывшие автономные республики безо всякой подсказки высказались за сохранение Российского государства еще год назад. И мне непонятно, почему Вы, Михаил Сергеевич, за два-три последних заседания постоянно напоминаете об этом. Российская Федерация была, есть и будет. Но вот, как регулируются отношения между государствами, одно из которых входит в состав другого? В проекте записано: "...регулируются договорами между ними и Конституцией государства, в которое оно входит." Вторая часть здесь имеет двойной смысл - какого "государства"? Я, например, трактую, что - Союза. В этом случае мы согласны.
Каким документом будет определяться и регулироваться будущая Федерация? Вопрос далеко не второстепенный. Если Конституцией СССР - значит контрольный пакет полномочий в руках у союзного центра. Он разрабатывает и принимает новую Конституцию. Если конституциями республик - хозяевами положения становятся республиканские лидеры. Если договорами и соглашениями - предстоит тяжелая борьба за "свой кусок" власти. И начинается торг...
Первый тур дискуссии заканчивается безрезультатно. Второй тур открывает вновь Горбачев:
- Я вижу у некоторых товарищей аллергия на Союз, но не надо ее так уж выплескивать. Речь идет о документе, который должен стать базой обновленной федерации. Поэтому не стоит тут демонстрировать пренебрежение к союзной Конституции. Конституция после договора будет обязательно, потому что все, кого представляют здесь присутствующие, кроме Армении, высказались за федерацию. Поэтому мы должны реализовывать ее в четких формулах. И не тянуть в сторону, противоположную волеизъявлению народа.
Вы знаете, что я сторонник резкого ухода от унитаризма, чтобы был кислород для свободы. Но это не значит, что надо впадать в другую крайность. И так нынешний проект поносят за то, что он разваливает страну. Но мне кажется, проект как раз отличается тем, что найдена предельная степень свободы, дальше которой распад. Поэтому пренебрежение к Конституции СССР недопустимо!..
И.Плющ (Украина):
- И к конституциям республик - тоже! Потому что конституция - документ, признающийся международным сообществом, это носитель международного права, а договоры и соглашения международными не признаются...(Общее недоумение).
Б.Ельцин (Россия):
- Компромисс: Конституцией государства, в которое оно входит, и Конституцией СССР...
М.Рахимов (Башкирия):
- Так, Михаил Сергеевич, мы сегодня ни один вопрос не решим. Многие из здесь сидящих действительно хотят развалить Союз. Почему мы уважаем действительно выстраданные декларации о суверенитете, принятые в союзных республиках, но декларациям, принятым в бывших автономиях, отказывают в уважении? Зачем мы тогда собираемся? Зачем в кошки-мышки играем? Пусть тогда "девятка" остается здесь и решает свои вопросы. Тем более, что кое-кто считает унизительным сидеть с нами за одним столом. Особенно, когда это проявляется со стороны делегации...
М.Горбачев нетерпеливо прерывает (явно удовлетворенный своей "миротворческой миссией" в схватке между Рахимовым и Ельциным):
- Не надо, не надо в таких тонах, товарищ Рахимов. Реформирование Союза - дело крайне сложное. Было у нас унитарное государство, а мы хотим создать такое, что не разберешься: кто с кем будет иметь дело, кто кому подчиняется... (многозначительная пауза и взгляд на Ельцина) ...и так далее. Личностные моменты, чьи-то амбиции могут взыграть. Это недопустимо, ведь речь идет о судьбе государства...
Да уж, чего-чего, а личных амбиций у участников встречи хватает. И говорить они умеют. Дальнейший разговор превращается в свободный поток сознания: будущие поколения, отечество, двойной стандарт, совещание экспертов в Женеве, бунт на корабле...
В. Ардзинба (Абхазия):
- Пожалуйста, давайте продвигаться вперед! Примите одну из формул, которая вас больше устраивает, и пойдем дальше. Я обращаюсь с большой просьбой. Любой вариант. Сколько их предлагали - ни один не подходит. Так не бывает, поймите...
Н. Назарбаев (Казахстан):
- Мы прошлый раз обсудили проект. И повезли его на парламенты республик. Парламенты вынесли свои постановления. А сейчас мы друг другу выламываем руки. Как я могу изменить решение Верховного Совета? В конце концов, если Россия и другие республики, где есть автономии, согласны, можно было бы принять предложение: "...Регулируются договорами или соглашениями и Конституцией СССР".
М.Горбачев (которому явно понравилось это предложение, произносит мягко, стараясь не спугнуть):
- Это Ваш Союз. Как запишете...
Н. Назарбаев (не заметив сигнала, увлеченно продолжает):
- Но одно государство входит в другое, и то, другое - в Союз. Тогда мы должны и в отношении Союза записать точно так же. Давайте логически доведем мысль до конца. Раз соглашениями, то давайте и с Союзом - соглашениями. И точка, больше ничего... (Разочарованный вздох Горбачева).
Горбачев явно разочарован конечным выводом Назарбаева. Хотя страсти удалось успокоить, дело приходится начинать сначала.
Слово берет И.Каримов (Узбекистан):
- Мы сейчас, Михаил Сергеевич, ищем компромисс. Но давайте тогда посмотрим на проблему с двух сторон. Можно как угодно здесь записать, но давайте определимся. Есть республики, в которые входят, и есть республики входящие. То есть вбирающие и входящие республики, извините за выражение, чтобы опять никто не оскорбился. Эти два понятия существуют, куда уйдешь от реальности? Но давайте признаем тогда приоритет республики, что вбирает в себя другую... (Рахимову) Я прошу товарища Рахимова не возбуждаться. Мы с товарищем Назарбаевым Вас особенно уважаем, имейте в виду. У нас с Вами дружеские отношения и не надо оскорбляться... Что такое Договор? Это делегирование полномочий Союзу. И Российская Федерация, заключая Договор, нисколько себя не ослабляет. То же самое и для бывших автономий. Поэтому настоятельно прошу Вас или остановиться на "договорах и соглашениях" или - против себя иду! - "договоры и соглашения плюс Конституция СССР"!
Возгласы: - Правильно! Правильно! Принимаем!
Н.Назарбаев (задумчиво повторяет вслед за Каримовым):
- Соглашениями и Конституцией СССР...
В надежде сохранить упоминание о "Конституции СССР" Горбачев объявляет перерыв на 10 минут...
Становится понятным, откуда в Договоре о ССГ, предназначенном к подписанию, появилась странная формулировка: "Отношения между государствами, одно из которых входит в состав другого, регулируются... в РСФСР - федеративным или иным договором, Конституцией СССР." А где же Конституция РСФСР, на основе которой Ельцин был избран президентом, куда она делась?

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован