Эксклюзив
Тимофеев Сергей Александрович
19 ноября 2019
137

Разделение властей. Начало и конец

Вы еще не читали  «Sapiens. A Brief History of Humankind»? Прочтите. Не пожалеете. Автор Юваль Ной Харари. 

Книга получила блестящие отзывы. Билл Гейтс, например,  отнес ее к десятке, которую он взял бы с собой на необитаемый остров. Но пока до этого дело не дошло, попытаемся выделить суть написанного в «Краткой истории человечества».

Стержневой, и оригинальной идеей «Sapiens» стало признание мифотворчества основным изобретением Человека, позволившего ему стать хозяином планеты: «Огромные массы незнакомых друг с другом людей способны к сотрудничеству, если их объединяет миф», пишет Харари (с.36)

Такую роль мифа в истории человека можно принять, но остается вопрос: зачем люди стали придумывать сказки, каков механизм действия мифа на поведение, какие проблемы решались нашими предками с помощью распространения небылиц?

Суть мифа и генезис этого явления могли быть проанализированы автором с большим тщанием, но он предпочел погружение в проблемы современного мифотворчества. «Все знают, что первобытные племена скрепляли свой социальный строй верой в признаков и духов; они собирались в полнолуние на совместные ритуальные пляски вокруг костра» - пишет автор «Sapiens» (с.37). И здесь же: «Но мы склонны не замечать, что также устроены наши современные организации».  

Нет, не соглашусь, наши современные организации устроены иначе.

Харари считает, что концерн «Рено» - миф, и права человека – миф, государство – миф, даже деньги, и те - миф и они «ходят» до той поры пока мы в них верим. Но современные мифы это атавизмы прежних социальных явлений. Несомненно, что их роль в XXI веке велика, но на заре цивилизации она была иной.

Миф, в момент его зарождения, отличался от придуманного Харари «мифа» о Рено:  в его основе находилась важнейшая составляющая - магия, точнее, демономагия. Древний миф утверждал возможность и неотвратимость  наказания, кары, воздаяния человеку невидимых  мистических сил за им содеянное.  

Люди смогли объединяться в большие, а затем и в огромные группы не потому, что научились рассказывать друг другу актуальные сказки. Миф оказался востребован, поскольку позволил сформировать баланс сил, отсутствие которого не позволяло общности защититься от распада, если их численность ее переходила определенный рубеж (Харари в своей книге  определил его в 150 особей).

У наших самых далеких предков и предшественников, как и у нас, существовало и реализовывалось  стремление к доминированию. Но вождь племени Homo sapiens принципиально отличался от главного бабуина в стае.

Лидер стаи более, чем абсолютный монарх. Его власть безгранична и регламентирована лишь силой и ловкостью вожака.

А в племени, именно благодаря мифу,  ситуация стала  принципиально иной. И это основывалось на том, что миф    разделил власти и между ними возник баланс.

Одна ветвь – иерархическая - была реальна, она отражалась в сложившейся в племени лестнице престижа,  высшие ее ступени занимали вождь и его присные.

Другая,  сакральная – власть духов, в существовании которых, каждый член племени, включая вождя, на фоне всем видимых явлений природы, убеждался постоянно.

Сакральная ветвь, именно благодаря мифу, с его волшебной, мистической составляющей, была наделена силой, воспринимавшейся реальной. В этой ветви тоже присутствовала лестница значимости, но наверху ее были сущности - духи, неподконтрольные власти племенной элиты.

Духи имели в племенах своих представителей – шаманов. И влияние этой ветви власти на жизнь людей была велика ровно настолько,  чтобы сформировался баланс сил.

В настоящее время бытует представление о том, что разделение властей есть завоевание современного общества. Три ветви власти признаются основой цивилизованной общественной системы. Но сегодняшнее положение родилось не на пустом месте: разделение властей было присуще человечеству, начиная с первых  этапов его развития.

Изначально ветвей было две (У Джона Локка, родоначальника идеи разделения властей, их было тоже две. Но это  - иное).

Мистическая, основанная на первобытных мифах, ветвь власти трансформировалась в религиозную.     Были периоды, когда она  делила с иерархической ветвью функции постепенно обосабливающихся законодательной и судебной систем. Между ветвями власти всегда существовала конкуренция за влияние.

Сегодня в иудео-христианской части Цивилизации принято рассматривать религию, лишь в качестве инструмента власти. Но это справедливо лишь на фоне очевидной деградации, как иудаизма, так и христианства.  

Возникшая в первобытном стаде, выросшая и окрепшая благодаря мифам сакральная ветвь играла роль более значимую, чем  только ограничитель всевластия иерархической ветви. Только благодаря духовной составляющей, на основе возникших сдержек и противовесов в виде первичных элементов морали, создались условия, при которых возник и  был ограничен в своем буйстве человеческий эгоизм. 

Именно эгоизм  определяет небиологическое -  социальное поведение человека, он стал причиной, сформировавшей  наше принципиальное отличие от животных. В эгоизме реализовался  приоритет самосохранения, и это уже не только инстинкт, это большее: эгоизм подавил, поставил в зависимое положение, лишил безусловного главенства инстинкт размножения. Именно это качество (свойство?) - эгоизм -  позволило Homo sapiens выделиться из фауны и, в конечном итоге, явиться весомым фактором, позволившим нам завоевать весь мир. Человек встал над всем живым, осознав свою высшую ценность именно для самого себя.

Человек – эгоист стал развиваться вне эволюции. Точнее: эволюция лишь частично, но уже не в основном и не в главном предопределяла его развитие. Применительно к человеку появились иные, более весомые и сильные, нежели эволюционные, законы развития: общественные.

Эволюционируя, неандерталец дошел до предела, данного Природой самому умному, уникально умному, но – животному. Стада Homo erectus (Homo neanderthalensis) сотни тысяч лет усердно дробили камни для получения режущих кромок, и возможно продолжали бы это занятие до сегодняшнего дня, если бы не случилось ЭТО. Наш далекий прародитель «выпрыгнул» из заколдованного круга фауны.

Познание, ставшее доступным нашим праотцу и праматери, есть производное от возникновения ощущения самого себя, поскольку в этой точке возникает самолюбие, а это неотвратимо влечет формирование стимулов человеческой деятельности. Они-то и включили механизм целенаправленного, т.е. направленного на себя-любимого  поиска нового.

Человеку оказалась свойственна способность к перспективному целеполаганию. Осознание цели, достижение которой возможно в будущем, распределение приоритетов, концентрация усилий на направлениях признанных ведущими - вот то, что, как нам известно, доступно только человеку - эгоисту.

Формирование цели, определяемой в конечном итоге амбициями самолюбия, позволяет включать импульс креатива. Иное невозможно: у неинфицированного эгоизмом нет стимула к творчеству. Поскольку связь между началом творческого процесса и его результатом неопределенна, то в альтруистической системе нет ответа на вопрос: зачем? Без эгоизма нет творчества, поэтому развитие существ, лишенных эгоизма идет без их определяющего участия. И совсем иное дело – человек.

Благодаря эгоизму польза превратилась из случайной находки в осознанную цель. Эгоизм сформировал критериальный аппарат и способы отбора вариантов возможных действий. С самоотверженностью, с какой Hominidae боролся за неограниченное размножение, эгоист  начал создавать условия и приспособления, сознательно предназначенные им для саморазвития и самосохранения.

Эволюция миллиарды лет создавала и оттачивала процессы превращения энергии в жизнь. А эгоист, существующий сущую временную безделицу, за этот миг в истории Природы оказался способен создавать эффекты равные, а то и превосходящие достижения эволюции.

Но у всего есть обратная сторона. И у эгоизма тоже: сросшийся с   инстинктом доминирования, он способен взорвать изнутри любую человеческую общность, как бы велика она не была.

В борьбе за самосохранение, в стремлении к выживанию, обществу нельзя давать «разгуляться эгоизму», его необходимо постоянно укрощать.  Сакральная, религиозная ветвь власти делала именно это. Здесь создавалось и разрешалось противоречие: негатив (эгоизма) против негатива (власти  религии).

Да, стреножа эгоизм, ограничивая его, власть религий, несомненно, тормозила научно-технический и социальный (или то, что мы этим термином обозначаем) прогресс.  При этом сила ограничения в христианстве, например,  которая снижалась от православия к католицизму и протестантизму, оказалась обратной степени материальных завоеваний общества. 

Эта борьба продолжается и сегодня. Этика и мораль – любимые дети религии – уступают  эгоизму одну позицию за другой.

 

Когда мы сегодня говорим о разделении властей в обществе, то следует признать, что ветвей власти можно насчитать не три, а четыре, а то и пять…  У Джона Локка, впервые выдвинувшего идею ветвления власти, ветвей было две.

Шарль Луи Монтескье, развивший теорию разделения властей,  видел  уже три ветви.

Не думаю, что кто-то будет спорить о том, что в мире ислама религиозная ветвь власти весома и зрима. В государствах Запада реально существует власть общественного мнения и надо разбираться: СМИ, это приводной ремень этой ветви, или самостоятельно торчит на древе общественного устройства?

Сама власть, как и ее структура, достаточно консервативны, но и они изменяются. И во всех вариантах главным назначением разделения властей является поддержание баланса интересов в обществе, что способствует его сплочению и предотвращает его распад.

 

Недавно президент США Дональд Трамп написал в Фейсбуке: "So some day, if a Democrat becomes President and the Republicans win the House, even by a tiny margin, they can impeach the President, without due process or fairness or any legal rights. All Republicans must remember what they are witnessing here - a lynching. But we will WIN!"

Смысл таков. Демократы в своём неуёмном желании закончить правление Трампа любыми методами создают прецедент, грозящий разрушить систему управления в США. Если "в один прекрасный день демократ станет президентом, а республиканцы выиграют палату (представителей) даже с небольшим отрывом, они могут объявить импичмент президенту без надлежащей процедуры или справедливости и без любых юридических прав. Все республиканцы должны помнить, что сегодня происходит - линчевание. Но мы победим!"

То есть: "Не забудем! Не простим!"

Проблема много серьезней, чем противостояние властных кланов в одной, пусть и самой могущественной стране.  Здесь просматривается мировая тенденция: почитание   власти, как профессионального занятия, исчезает с ужасающей скоростью.

А что вы можете сказать об отношении к законодателям? Где то, благословенное место на Земле, в котором их уважают?

Что идет на смену традиционным ветвям?

Может быть, впереди  нас ждет власть нескольких социальных сетей, разместившихся  в Интернете?

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован