Эксклюзив
16 февраля 2009
12058

Алексей Подберезкин: Креативный класс и элита

"Инновационная экономика - это не столько, собственно, про экономику, сколько про людей".

В.Сурков

"Около 63% людей мыслят стереотипами и не спсобны от них отойти. Есть другие люди, которые способны модифицировать стереотипы. Попадаются некоторые, которые могут создавать новые стереотипы. И, наконец, встречаются те, кто могут создавать новые принципы для производства новых стереотипов - вот они и есть чистые теоретики".

М.А.Хрусталёв


В условиях мирового кризиса особенно возрастает роль правящей элиты, которая должна, во-первых, быть на уровне понимания существующих вызовов и угроз, и, во-вторых, способна найти адекватные средства противодействия. Именно поэтому креативный класс должен стать стержнем современной элиты, ее главным компонентом, ибо он - как уже говорилось - катализатор ее развития и ее основная содержательная часть. В условиях кризиса только он способен на адекватные действия. Без этого содержания элита превращается в тусклую социальную группу, которая способна некоторое время удерживать власть, исходя из своих интересов и представлений. Но она не способна к развитию, а тем более не способна стать конкурентной по отношению к элитам других стран. И уж точно не найдет средств выхода из кризиса.

К 2009 году как российская элита, так и креативный класс находились в упадочном состоянии. Правящая элита представляла плачевное зрелище: плохо образованная, коррупционная, безответственная, а в целом недееспособная. В условиях кризиса и при отсутствии объединяющей идеологии эта элита не смогла продемонстрировать эффективные управленческие решения.

И не случайно. Эволюция российской элиты 90-х и 2000-х годов, это эволюция коррумпированной части коммунистической элиты и когорты маргинальных, случайных людей. Этот "компот" удачно описал В.Карпец в статье "Политическая элита новой России": "В лучшем случае "мэрами, пэрами и сэрами" стали вторые секретари, сменившие первых, а в ряде случаев остались и первые. Это была та же самая номенклатура. Но уже не элита, если слово это рассматривать хоть в каком-то положительном смысле. И тем более не "контрэлита" (к каковой в советское время можно было, правда, только отчасти, относить диссидентов). Это была "антиэлита", "вместо-элита". Клан предателей, в который вошли те же самые лица, только обменявшие власть на собственность, пожертвовав самой идеей власти. Отдав за собственность - причем, не личную (в советском смысле), а частную - территории собственной страны. То есть, продав почти ее половину. При этом поставив управлять этой собственностью выходцев из комсомола (Ходорковский), НИИ (Березовский), просто деклассированных лиц (Чубайс). Включив также в свой состав актеров, шоуменов, моделей, телеведущих, представителей различных "нетрадиционных" меньшинств, то есть, тех, кого в любом традиционном обществе, в том числе христианском, было принято хоронить за кладбищенской оградой".

Понятно, что с таким качеством человеческого капитала российская элита могла выполнять функции управления, во-первых, относительно простые (стабилизация, удержание власти и т.д.), а, во-вторых, при благоприятных внешних условиях (отсутствие внешней угрозы, конъюнктура на экспортные товары и т.п.). Ни задачи опережающего развития, ни эффективного противостояния кризису такая элита выполнять не могла в принципе. Повторю, элита могла обеспечить экономический рост (разницу между ростом и развитием мы не раз обсуждали выше), она могла обеспечить внутриполитическую стабилизацию, но ни качественного развития экономики, ни общества эта элита не могла обеспечить.

И главный недостаток этой элиты - ее откровенное противодействие росту и приходу в элиту креативного класса. Можно сказать, что к концу 2008 года в России сложилась уникальная по-своему ситуация, когда элита выработала нормы и правила, не допускающие креативные группы во власть.

Понятия "креативный класс" и "элита" отнюдь не идентичны. Особенно в современной России. Доступ креативных личностей, как уже я говорил, был максимально ограничен. Если "креативный класс" - объективная характеристика социальной группы, к которой относится творческая интеллигенция, способная к созидательной деятельности, то современная российская элита формировалась, как правило, совершенно по иным, к сожалению, негативным признакам, а именно:

- личная преданность;

- безынициативность;

- усредненность;

- конформизм;

- низкое качество образования;

- беспринципность;

- коррупционность.

Нынешний высшей власти неизбежно предстоит сделать то же самое, "взломав" демократическую элиту, сложившуюся в 90-ые годы, десантировав туда представителей креативных слоев. В противном случае величина ошибок будет нарастать.

Кризис 2008 года - типичный пример того, как консервативная (неолиберальная) финансовая элита не смогла справиться с новыми угрозами. Прежде всего потому, что в ней, очевидно, не хватало креатива и воли новых социальных слоев. Это - частный, российский случай. Но есть и общая, мировая закономерность. Кризис 200-2009 годов характеризуется сменой парадигмы управления и отношения элиты с обществом. Прежде всего его креативной частью. В основе этого смена экономики и общественных отношений, т.е. совершенно объективные причины, которые изначально исключают стабильные системы управления. Как справедливо отметил А.Вл.Шубин, "Как гражданин этой страны я бы хотел, чтобы власть переходила к посткапиталистической, постиндустриальной, постфеодальной (что еще актуально для нас) экономике, к новым отношениям, основанным на самоуправлении. На горизонтальных связях, а не на вертикальной организации по принципу: "Я - начальник, ты - дурак". Вертикальная система управления сейчас рушится в мировом масштабе, и гарантий, что это разрушение пройдёт бескровно, нет".

Но и выходов из кризиса может быть несколько. Как и в 30-ые годы XX века, может быть американская модель, шведская, гитлеровская, сталинская, маодзедуновская, титовская и т.д. Все зависит от мудрости правящей элиты, ее понимания, или иной страны будет по-прежнему концентрироваться на финансовых механизмах выхода из кризиса, т.е. на заведомо недостаточных инструментах, то кризис может завершиться социальной и политической катастрофой.

Понятно, что элита, ее понимание масштабности проблемы, должно быть на уровне современного кризиса. Как и способность найти адекватные средства выхода из этого кризиса. Другими словами элита должна быть высокого качества, т.е. соответствовать требованиям современного вызова. Чего, к сожалению, нет.

 

 


Конечно и из российской элиты, сформировавшейся в советско-демократический период, есть исключения. Но их, к сожалению, по моим наблюдениям очень мало. Само качество креативности абсолютно несовместимо ни с кадровой политикой "эпохи застоя", ни периода "демократии", который, на мой взгляд, явился продолжением политики части партийной бюрократии. Не случайно это вызывало беспокойство у части правящей элиты. Так, на одном из семинаров в сентябре 2008 года, организованном "Единой Россией", В.Сурков прямо заявил, что "представителям власти стоило бы почаще признавать таланты", в связи, с чем порекомендовал партийцам вплотную заняться привлечением "талантливых, ярких людей с инновационным мышлением". Сурков говорил не о завлечении талантов в партию, а о том, чтобы талантливые люди видели в "Единой России" структуру, которая способна помочь им реализовать себя. Эти люди, как подчеркивал господин Сурков "особенные, сложные", требующие к себе нестандартных подходов.

Напомню, что 27 августа 2008 года Дмитрий Медведев своим указом образовал президентскую комиссию по кадровой работе, которую возглавил глава администрации президента Сергей Нарышкин. В задачу комиссии входит, в частности, создание федерального резерва управленческих кадров под патронатом президента (до одной тысячи человек). И пояснить, совпадает ли президентская "тысяча" со списками, которые должны будут создать единороссы. Господин Сурков в комиссию не входит.


Элита, как высший управленческий слой страны, при В.Путине стала более патриотичной, но, скорее, это явилось проявлением присущей ей доминирующего качества - конформизма. Можно сегодня перечислить сотни нынешних "патриотов", девять десятых из которых в период "демократических реформ" придерживались откровенно неолиберальных, антигосударственнических взглядов.

Вместе с тем нельзя естественно отрицать и того факта, что эволюция элиты при В.Путине несла на себе отпечаток как объективной тенденции усиления государственного начала (ставшей заметной еще при Е.Примакове), так и личности президента, стремившегося консолидировать не только как элиту, и все общество в целом. Как справедливо отмечает английский профессор Р.Саква, "... Путин предпринимает активные попытки объединения вокруг своего курса отдельных политических лидеров, общественных и политических группировок и интересов, как и всего общества в целом".

Такие качества как профессионализм, ответственность, креативность, нравственность не являлись вместе с тем в числе обязательных или приоритетных. Более того, нередко они мешали. Эти требования к элите, на мой взгляд, объективно возникли только в результате завершения периода стабилизации.

Элита, в отличие от креативного класса, взяла на себя право управлять (но, подчеркну, не ответственность). Поэтому и качество госуправления, захваченного элитой в России в 90-ые гг., по общему признанию одно из самых неэффективных в мире. В целом оно даже ниже чем качество экономики или общества в современной России.

В условиях глобализации и ускоряющегося развития России создать и поддерживать высокий интеллектуальный потенциал элита не может. Она способна только обеспечивать высокие темпы экономического развития, а отнюдь не современные социальные стандарты и качество экономики. Применительно к XXI веку это, прежде всего быстрое развитие потенциала личности, т.е. знаний и креативности. Отсюда высокие требования к национальной элите, которым, повторю, она, конечно же, не соответствует.

В этом заключается огромная проблема современной России: как сделать элиту если не креативной, то хотя бы прекратить ее противодействие естественному процессу развития общества и экономики. Думаю, что требовать сегодня большего вряд ли возможно. Высшая управленческая элита, отвечающая современным требованиям (профессионализма, креативности, нравственности), не может появиться ниоткуда, заместив существующую. Этот процесс - очень болезненный, медленный и опасный - верховная власть может ускорить. Как правило, с большим риском для себя. Революционные изменения в элите всегда ведут к дестабилизации, а нередко и к ослаблению власти и государства.

С другой стороны, они неизбежны. Опережающее развитие в XXI веке уже невозможно при низком качестве элиты и госуправления в целом. В этом будет заключаться серьезная проблема для Д.Медведева: как быстро трансформировать элиту, избежав политических и иных рисков.

Это, безусловно, главная задача. Но не только. Это же предполагает динамизм в ее развитии, "очищение" от прежних, консервативных и конформистских слоев. Как справедливо отмечают российские исследователи, новая элита должна "отбивать все попытки реванша" старой элиты, добиваться "окончательного очищения" . Хотя необходимо признать, что новая элита еще только должна занять определенные позиции. Которые она пока даже не занимает.

Объективно видно, что развитие страны, их правящий класс, предъявляет все более высокие требования к элитам. Как с точки зрения профессионализма и креативности, так и с позиций возросшей политической ответственности. Думается, что это - объективная тенденция, которая неизбежно должна затронуть и Россию.


В России эти процессы пока еще не очень заметны: элита КПСС, замененная элитой Б. Ельцина, а затем - В. Путина, мало чем, по сути, отличается друг от друга. Ни с точки зрения образования, ни профессионализма, ни с позиций политической ответственности эти элиты не отличаются друг от друга. И не случайно, ведь "революции элит" не произошло. За исключением нескольких месяцев 1990-1991 годов, когда к власти хлынула волна некомпетентных "демократов". На высшем уровне происходящая ротация отражает скорее конъюнктурные моменты, связанные с борьбой и распределением влияния во власти. Как подметила О.Крыштановская , "Совет безопасности В.Путина 2002 г. гораздо больше похож на советское Политбюро ЦК КПСС и по численности, и по структуре, нежели Совбез РФ 1993 г. (см. таблицу).

Сходство высшей управленческой элиты (с поправкой на влияние силовиков) В. Путина и Л. Брежнева не означает, на наш взгляд, ухудшение качества самих руководителей, о котором часто говорят некоторые политологи. В России начала XXI в., как и в начале 1980-х гг., были востребованы, прежде всего, исполнители, чья добросовестность и лояльность лидеру не ставилась под вопрос.

 

Известно (и я в том числе не раз писал об этом), что главные и обязательные требования к современной элите таковы:

-    профессионализм;

-    высокий уровень образования;

-    ответственность;

- способность к стратегическому прогнозу.

От качества элиты и человеческого потенциала в целом зависит непосредственно качество и темпы экономического роста, мощь и эффективность современного государства. Этот вывод в 2008 году стал уже признаваться и в части российской правящей элиты. В частности, в сентябре 2008 года, на встрече с активом правящей партии В.Сурков сказал: `Главное богатство России заключается не в обширных запасах углеводородов, а в людях, считает первый заместитель руководителя Администрации президента России Владислав Сурков.

По мнению представителя Кремля, нельзя представить динамичное развитие России без привлечения в экономику, госуправление и социальную сферу новых эффективных людей. `Для совершения качественного рывка в развитии страны необходимо востребовать энергию всех, у кого она есть`, - заявил Сурков на открывшемся накануне в Москве тренинге для региональных координаторов проекта `Кадровый резерв - профессиональная команда страны` .

Крах советской системы эпохи Л.Брежнева и доставшийся в наследство В.Путину кризис неокапиталистической системы очень похожи с точки зрения неэффективности управления. А неэффективная система управления не требует созидателей, она требует, прежде всего, лояльных исполнителей. В этом смысле элита В.Путина была максимально добросовестна и исполнительна, но и консервативна, мало креативна, хотя в рамках существовавшего алгоритма власти и поставленных перед ней антикризисных задач, - достаточно эффективна. Проблема в том, что при переходе от стабилизации к развитию прежние качества элиты превращаются из положительных в отрицательные. На этапе развития требуется уже не столько личная лояльность и исполнительность, сколько профессионализм и креативность. А профессионалы, как правило, не привыкли к слепому послушанию. Они востребованы. Именно поэтому они проигрывают в конкуренции лояльным, но недалеким чиновникам. По этому поводу я как-то написал в `Независимой газете`: `На новом этапе перехода от стабилизации к ускоренному развитию, от технологического к культурно-духовному этапу развития человечества руководитель неизбежно будет вынужден отказываться от команды, где главным критерием была личная преданность, в пользу профессионализма. Это принципиально важно. Да, личная преданность, надежность нужна, но на новом этапе уже профессионализм играет более значимую роль. А профессионал, заметьте, не будет кланяться, и падать в ноги. Если сейчас все это поднять, наступит новый этап в жизни страны` .

Как видно из таблицы, соотношение чиновников и ученых абсолютно несопоставимо. Это, на мой взгляд, свидетельствует об общей тенденции, когда креативные группы занимают в управленческой элите не просто незначительное, но маргинальное место.

А это имеет множество политических и экономических последствий. Приведу один пример, иллюстрирующий эту мысль. Бюрократическая элита в принципе не заинтересована в оценке долгосрочных последствий принимаемых ей решений. Для неё важно то, что имеет значение для начальства сегодня. В лучшем случае через год, ведь через 2-3 года чиновник в 90% случаев сменит кресло, начальника и с него уже не будут ни за что спрашивать. Так например, известна проблема огромной энергоемкости и материалоемкости российской промышленности. В принципе, вообще, ее знают все, но конкретно за нее никто не отвечает, хотя прогнозы самые неутешительные. Так, по оценке МЭРа ситуация в мире будет выглядеть следующим образом.

По оценкам экспертов, энергоемкость мировой экономики к 2030 году может снизиться на 60%. Удельное потребление энергии уменьшится с 306 кг нефтяного эквивалента на 1000 долларов США мирового ВВП в 2005 году до 130 кг в 2030 году.

 

Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор

16 февраля 2009 года

www.viperson.ru

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован